СЕМЕЙНЫЙ ТУРНИР ЦИФРОВАЯ ГРАМОТНОСТЬ ЦИФРА В «НОРНИКЕЛЕ» ПУЛЬС ТЕХНОЛОГИЙ
Пульс технологий
Хочешь знать о технологиях и цифровизации больше?
Устанавливай приложение «Цифроникель». Проходи обучение в игровой форме. Копи знания, получай баллы, участвуй в конкурсах и получай ценные призы.
ПРОЙТИ ОБУЧЕНИЕ

МЭА: цифровизация и энергетика будущего подстегнут спрос на никель, кобальт и литий

Международное энергетическое агентство обеспокоено низким уровнем инвестиций в горнорудном секторе. Для перехода на «зеленую» энергетику потребуются колоссальные объемы металлов, а объем вложений в новое производство пока не успевает за формирующимся спросом. 

Хочешь знать о технологиях и цифровизации больше?
Устанавливай приложение «Цифроникель». Проходи обучение в игровой форме. Копи знания, получай баллы, участвуй в конкурсах и получай ценные призы.
ПРОЙТИ ОБУЧЕНИЕ

Высокие цены на критически важные ископаемые могут замедлить переход к зеленой энергетике. Об этом предупреждает Международное энергетическое агентство. По его оценкам, уже случившийся рост цен на медь —  с семи до десяти тысяч долларов за тонну —  увеличит стоимость зеленых проектов, запланированных на ближайшие два десятилетия, на пол триллиона долларов. Спрос на медь, кобальт, литий, никель, редкоземельные металлы должен вырасти в четыре раза, если правительства действительно выполнят уже взятые на себя обязательства. А для полного выполнения Парижских соглашений потребуется в шесть раз больше ископаемых, чем потребляется в мире сейчас.

Энергетическая система, построенная на «чистых» источниках энергии, будет в корне отличаться от традиционной, в основе которой лежит сжигание углеводородного топлива. Солнечные батареи, ветрогенераторы и электромобили требуют гораздо больше металлов, чем их аналоги, работающие на ископаемом топливе. Например, производство электромобиля требует в шесть раз больше металла, чем с машины с двигателем внутреннего сгорания. Речь, разумеется, о цветных и редкоземельных металлах. Кузов у разных типов автомобилей требует примерно одинакового количества стали, алюминия и других компонентов. Создание одного мегаватта генерирующих мощностей на ветрогенераторах — в девять раз больше металлов, чем мощностей на газе. С 2010 года среднее количество металлов, которое необходимо для создания мощностей электрогенерации, выросло на 50%, подсчитали в МЭА. 

Каждая технология, от которой зависит успешный переход к «чистой» энергетике, требует своего набора ископаемых. Литий, никель, кобальт и графит необходимы для производства емких батарей. Редкоземельные элементы нужны для мощных магнитов, без которых невозможно сконструировать ветрогенераторы и электродвигатели. Создание нового поколения линий электропередачи потребует гигантского количества меди и алюминия. 

Энергетический сектор может в ближайшее время стать одним из ведущих игроков на рынке металлов. До последнего момента этот сектор играл на нем очень скромную роль, занимая менее десяти процентов от конечного спроса. В ближайшие десятилетия ситуация в корне изменится. Если мир действительно будет развиваться по пути, описанному в Парижском соглашении по устойчивому развитию, то через 20 лет доля потребления меди и редкоземельных элементов в энергетике вырастет до 40% от общемирового, никеля и кобальта — до 60-70%, лития — почти до 90%. Уже сейчас электромобили и промышленные системы хранения электроэнергии потеснили потребительскую электронику по объемам спроса на литий. К 2040 году энергетика обойдет сталелитейный сектор с станет главным потребителем никеля в мире, прогнозирует МЭА. 

Сегодняшняя система энергетики построена вокруг углеводородов и обладает механизмами, которые снижают риски перебоев в поставках нефти и другого ископаемого топлива. Рынок металлов пока не обладает подобными инструментами гарантирования поставок, что повышает риски на этом рынке по мере роста спроса. Возможность резкого роста цен или перебоев в поставках не исчезнут сами собой по мере создания энергетических систем, завязанных на «чистые» источники генерации электричества, предупреждают в МЭА. 

Спрос на литий будет расти быстрее всего, считают эксперты. Он вырастет в 40 раз от текущего уровня к 2040 году. Потребность в никеле и кобальте увеличится в 20-25 раз. Конечно, в МЭА признают, что прогнозирование спроса на десятилетия вперед связано с большой степенью неопределенности. Например, потребление кобальта может вырасти в 6 или в 30 раз в зависимости от скорости развития технологий аккумуляторных батарей и жесткости принимаемых политических решений по ограничению выбросов парниковых газов. Аналогичным образом, потребление редкоземельных металлов может увеличится в три или в семь раз к 2040 году по сравнению с текущим уровнем. 

Переход к «чистой» энергетике открывает для горнорудного сектора новые возможности, однако вместе с тем создает и дополнительные трудности. Сейчас выручка от продажи угля в 10 раз больше, чем выручка от продажи металлов в энергетическом секторе. Однако при переходе на «зеленую» энергетику денежные потоки в секторе могут серьезно измениться. К 2035 году объем продаж металлов в энергетическом секторе обгонит продажи угля. 

Стоимость сырья составляет большую долю расходов при производстве элементов новой энергетики. Например, в случае литий-ионных батарей, на литий приходится от 50% до 70% от себестоимости готовой продукции. Рост цен на металлы следовательно может существенно повлиять на стоимость этих товаров для конечных пользователей, что, в свою очередь, скажется на темпах перехода к «зеленой» энергетике. Если говорить о линиях электропередачи, то медь и алюминий составляют около 20% от их себестоимости. 

Существующие сейчас объемы производства явно недостаточны, чтобы справиться с будущим спросом. К 2030 году действующие и находящиеся в разработке месторождения способны удовлетворить спрос на литий и кобальт лишь наполовину, а спрос на медь — только на 80%.  

Больше всего руководство МЭА обеспокоено низким уровнем инвестиций в добывающие секторы. По расчетам агентства, в среднем от момента начала геологоразведочных работ до начала коммерческой добычи на шахте проходит шестнадцать лет. И если инвесторы будут ждать дальнейшего роста цен, чтобы экономика горнорудных проектов дополнительно улучшилась, то мир на десятилетия может оказаться в условиях крайне высоких цен на полезные ископаемые.

Еще один повод для беспокойства —  сильная географическая концентрация некоторых ископаемых. Это делает рынки отдельных металлов более хрупкими перед лицом различных шоков. Например, сейчас около семидесяти процентов мировых объемов кобальта добываются на территории республики Конго, где за последние двадцать лет трижды проходили крупные вооруженные конфликты. Шестьдесят процентов редкоземельных элементов производят в Китае, правительство которого, судя по информации Блумберг, за последние три года несколько раз рассматривало возможность ограничения их экспорта. Больше половины мирового лития добывается в Австралии, на месторождениях, которые находятся в районах, где часто происходят лесные пожары.

Хочешь знать о технологиях и цифровизации больше?
Устанавливай приложение «Цифроникель». Проходи обучение в игровой форме. Копи знания, получай баллы, участвуй в конкурсах и получай ценные призы.
ПРОЙТИ ОБУЧЕНИЕ
Google Play
App Store
Читайте также
СЕМЕЙНЫЙ ТУРНИР ЦИФРОВАЯ ГРАМОТНОСТЬ ЦИФРА В «НОРНИКЕЛЕ» ПУЛЬС ТЕХНОЛОГИЙ