ЦИФРОВОЙ ИНВЕСТОР ЦИФРОВАЯ ГРАМОТНОСТЬ ЦИФРА В «НОРНИКЕЛЕ» ПУЛЬС ТЕХНОЛОГИЙ СУПЕРНИКА NORNICKEL CONNECT
Пульс технологий
Хочешь знать о технологиях и цифровизации больше?
Устанавливай приложение «Цифроникель». Проходи обучение в игровой форме. Копи знания, получай баллы, участвуй в конкурсах и получай ценные призы.
ПРОЙТИ ОБУЧЕНИЕ

Как будут развиваться гибридные цифровые права

Для популярности инструмента нужны доработка законодательства и новые эмитенты

Хочешь знать о технологиях и цифровизации больше?
Устанавливай приложение «Цифроникель». Проходи обучение в игровой форме. Копи знания, получай баллы, участвуй в конкурсах и получай ценные призы.
ПРОЙТИ ОБУЧЕНИЕ

В законодательстве гибридные цифровые права (ГЦП) появились в 2020 г. вместе с принятием федерального закона «О ЦФА». Однако сегмент пока не стал популярен: на конец 2023 г. состоялся всего один выпуск ГЦП на платформе «Атомайза». При этом объем выпуска оказался совсем небольшим — эквивалент 30 г золота на 170 000 руб., который выкупил один инвестор.

Для сравнения: по данным Банка России на начало декабря, объем выпусков цифровых финансовых активов в обращении превышает 53 млрд руб., а число инвесторов составляет около 62 000. Впрочем, становление полноценного рынка гибридных цифровых прав – лишь вопрос времени, убеждены опрошенные «Ведомостями» эксперты и участники рынка.

Что такое гибридные цифровые права

Гибридные цифровые права сочетают в себе свойства цифровых финансовых активов (ЦФА) и утилитарные цифровые права (УЦП) – например, одновременно удостоверяют денежное требование и право требовать передачи вещи, рассказывает директор по продуктам «Атомайза» Павел Сидоркин. ЦФА – это цифровые права на денежные средства, ценные бумаги или долю в капитале, при экспирации ЦФА владелец должен получить денежную сумму, пояснил региональный директор CommEX в России и СНГ Антон Торопцев. Например, ЦФА на драгоценный металл предполагает при экспирации выплату денежной суммы – стоимости актива, который служит базовым активом для ЦФА. Это похоже на беспоставочный фьючерсный контракт. УЦП – это тоже цифровые права, но не на денежные требования, а на вещи, работы, услуги, интеллектуальную собственность, отмечает Антон Торопцев. УЦП на драгметалл предполагает физическую поставку определенного количества драгметалла при экспирации.

Цифровые финансовые активы, как и гибридные цифровые права, в России выпускаются официальными платформами, у которых есть статус операторов информационных систем. В перечне операторов по выпуску ЦФА сейчас находятся 10 игроков: «Атомайз», «Лайтхаус», Сбербанк, Альфа-банк, «Системы распределенного реестра» («Мастерчейн»), «Токены», «Еврофинанс Моснарбанк», «СПБ биржа», НРД и «ЦФА хаб». За их деятельностью следит Банк России. Стоит отметить, что для выпуска ГЦП такая опция должна быть обозначена в правилах информационной системы, подчеркивает генеральный дирекатор «Лайтхауса» Денис Иорданиди.

Гибридные цифровые права можно назвать разновидностью ЦФА, но, в отличие от ЦФА, гибридные цифровые права могут предоставлять владельцу право требовать передачи товара, оказания услуги, выполнения работы или передачи исключительного права на результат интеллектуальной деятельности, отметила юрист Digital & Analogue Partners Лала Аббасова. Возможность выпуска ГЦП предусмотрена законом о ЦФА, однако к настоящему времени широкой практики выпуска «гибридов» еще не сложилось, добавил председатель комиссии по цифровым финансовым активам ТПП РФ Олег Ушаков. Причина этому, в частности, – не отмененный НДС, развитие гибридных цифровых прав было несколько приостановлено именно из-за налогообложения, убежден Денис Иорданиди.

Фактически на текущий момент имеется только один выпуск ГЦП – выпуск ГЦП на золото, проведенный на «Атомайзе». ГЦП давали право при погашении получить или действительную стоимость золотого слитка, или же получить сам физический слиток, заметил руководитель практики «Цифровая экономика» GMT Legal Денис Поляков. Других выпусков пока что не было произведено.

Павел Сидоркин убежден, что ГЦП расширяют возможности для инвесторов, предоставляя возможность выбора удобного способа погашения. По сравнению с продуктами классического рынка, такими как металлические счета, ГЦП на металлы – это продукт с более удобным клиентским путем и дополнительными возможностями, добавил он. У инвестора может быть две мотивации приобрести ГЦП: это авансирование покупки реального актива или предоставление финансирование под квази-залог такого актива, отмечает Олег Ушаков.

ЦФА для эмитентов являются, по сути, облигациями, то есть инструментом привлечения финансирования, говорит директор по развитию платформы «Токеон» Артем Лаптев. В свою очередь, по его словам, ГЦП – это не просто источник финансирования, но и инструмент предпродажи – и в этом случае ГЦП для эмитента решает две проблемы – привлечение инвестиций и поиск покупателей на товар или услугу.

Не все базовые активы подходят для использования в ГЦП, говорит Сидоркин из «Атомайза». Также имеет значение, где хранится актив, передаваемый по ГЦП: если такой актив хранится у самого эмитента, то он не обеспечивает полноценную функцию обеспечения для инвесторов, рассказывает Ушаков. Такой актив, по его словам, может, например, исчезнуть. Кроме того, при банкротстве эмитента у инвесторов не будет таких же прав, как у залогодержателей (преимуществ при распределении конкурсной массы). Инвестору при вложении средств в ГЦП необходимо внимательно изучать конкретные условия решения о выпуске, подчеркивает юрист.

Еще одним недостатком ГЦП является сложность его структурирования как с точки зрения правовой, так и экономической, поскольку эмитентам потребуется проводить комплексную оценку последствий реализации двух групп прав в зависимости от соотношения объемов реализации каждого, добавил Денис Поляков. Также недостатками ГПЦ можно назвать малое количество кейсов, отсутствие готовых проработанных схем реализации бизнес кейсов с применением ГЦП и дальнейшей поставкой актива и низкую осведомленность экономических агентов о возможностях ГЦП, считает замгендиректора «Мастерчейна» Максим Тищенко.

Но наиболее важным и острым вопросом является налоговое регулирование, считает Артем Лаптев. В случае с регулированием УЦП законодательство и регулятор четко указывают, что выпуск УЦП приравнивается к получению аванса за проданные товары и услуги. Если эмитент выпускает ГЦП с погашением через год, то он должен заплатить НДС на 12 месяцев раньше, чем если бы продал товар как обычно. Такая перспектива уплаты НДС авансом, по словам Лаптева, не нравится рынку, тем более что владелец ГЦП в итоге может потребовать возврата денег, а не поставку товара. Единственная сфера, где эта проблема урегулирована, – ГЦП на золотые слитки, так как в 2022 г. был подписан закон, отменяющий НДС на их покупку.

Для полноценного развития, например, ГЦП на металлы потребуется доработка налоговых условий, считает Сидоркин. Олег Ушаков говорит, что этот рынок будет складываться в течение ближайших двух лет – этому будут способствовать интересные выпуски, предусматривающие действительно качественную защиту интересов инвесторов, в том числе через респектабельные элементы инфраструктуры (площадка по выпуску, независимый хранитель активов, представитель интересов инвесторов, эскроу-агент и т. д.).

Количество сделок с ГЦП вероятно будет увеличиваться в последующие годы вместе с развитием интереса к этой теме и постепенным вовлечением отраслей, для кого такой способ организации отношений будет более быстрым, удобным и дешевым, чем текущие, считает Тищенко из «Мастерчейна». Артем Лаптев из «Токеона» также думает, что в течение 1-2 лет основные вопросы на рынке ГЦП будут решены. До этого ГЦП, скорее всего, будут активно применяться только на рынке золотых слитков, резюмировал он.

УЗНАТЬ БОЛЬШЕ
Читайте также
ЦИФРОВОЙ ИНВЕСТОР ЦИФРОВАЯ ГРАМОТНОСТЬ ЦИФРА В «НОРНИКЕЛЕ» ПУЛЬС ТЕХНОЛОГИЙ